Настроение…

  2 комментария к записи Настроение…

Я смотрел в окно на солнечный весенний день и совершенно не представлял, что мне делать. Вчерашним телефонным звонком настроение было испорчено окончательно. Настроение. Вот ведь бяка какая: испортили настроение — и его нету. А раз нету, то оно хорошим быть никак не может.
Нас трое… ни е…
Почему нас трое? Ну, двое — ещё туда-сюда. Один — это ясно. Это насквозь понятное, известное, родное, можно сказать. А трое… И что это за «ни е» такое? И кто он, собственно, такой — этот третий? Откуда он взялся? И что здесь, вообще делает? А?
— Чего-чего, живу я здесь, вот чего! — раздалось у меня за спиной.
Я испуганно заозирался по сторонам.
— Эй! Ты где?!
— Где-где, а хоть бы и в гнезде…
— В каком гнезде? Где? — никого не было видно, правда жуть пока не пробирала — то ли ослабла к концу трудового дня, то ли на бюллетене сидела.
— В таком гнезде, на самом верхнем гвозде, например.
Я внимательно осмотрел окрестные тополя, но никаких гнёзд не обнаружил
— На каком гвозде?! Откуда в гвозде гнёзди… тьфу, то есть, откуда в гнезде гвозди?
— Откуда-откуда, да вот хоть от верблюда.
— От какого верблюда?!! Что за чушь…?! — я начал выходить из себя.
— Ты чушь спросил, а я чушь тебе и ответил.
— Почему?
— Да потому, что спросить про меня «где», всё равно, что спросить про тебя «когда». Нигде я… Ну, и в то же время везде, — назидательно-веско изрёк невидимый собеседник.
— А как это?
— А вот так. Так есть и всё.
— А кто ты? Тебя увидеть-то хоть можно?
— Кто-кто, дед Пихто, вот хто!
— Ну прямо уж и дед! Голос-то — вон какой звонкий/
— Дед-дед, в сорок шуб одет, — уверенным тоном заявил дед.
— Слушай. Кончай меня морочить! Отвечай прямо: кто ты есть, как зовут и всё такое! — я уже потихоньку вышел из себя и сейчас оглядывал ситуацию со стороны, — А то у меня сейчас терпение кончится!
— Да? — изумился невидимый собеседник, — и что тогда начнётся?
— А вот увидишь! — грозно пообещал я.
— А ну-ка не пугайте, молодой человек, — вдруг тоже рассердился этот невидимый дед, — вы хоть приблизительно отдаёте себе отчёт, сколь матёрого и ужасного дикобраза вы пытаетесь напугать своей невинной младенческой попкой! Метёте тут, понимаешь, всякую чушь без совка и веника. Вон сколько пурги нагнали!
Весёлый солнечный день за окном действительно как-то вдруг посерел, небо прильнуло к земле, и из него изобильно посыпались крупные белые хлопья, интенсивно вьюжимые налетевшим ветром. Я не поверил своим глазам: на зелёную травку и молодые, ещё не успевшие развернуться листочки валил вполне себе декабрьский снег, да ещё и мело как в феврале. Ужас!
— Вот именно, ужас! — подслушал мои мысли дед Пихто, — впредь осторожней будете с пургой-то.
— Да уж… — протянул я. Страха особого, как ни странно, не было, но мысли роились в непричёсанном беспорядке, аки вихри враждебные.
— Вобщем так, — продолжал он, — нас трое, хочешь ты этого или нет. И не пытайся себе это никак объяснить — вредно это.
— А третий-то кто? — поинтересовался я.
— Не третий, а третья, понимать надо, — легонько возмутился мой суровый оппонент, — придёт время — сам всё узнаешь.
— А когда оно придёт, время-то?
— А вот когда ему захочется — тогда и придёт, — ответил дед, — и писем не напишет и в дверь не позвонит, так-то. Время, оно у нас такое, с норовом.
Я недоверчиво пожал плечами.
А «ни е…» — продолжал мой неожиданный наставник, — это… ну, например… «ни ебите мозги» — вот что это. Ну, в смысле нечего гнать пургу, и так далее. И вообще, хочу заметить, что слова — это только слова, что бы они не значили. Понял ты это, козёл безрогий?!
— Да сам ты!
— Что я?
— Ничего. Чего обзываешься?
— Да хоть горшком обзови, лишь в микроволновку не суй! Ты вот себя козлом этим самым ощущаешь? Чувствуешь?
— Нет. Но ведь обидно.
— А ты не обижайся. Слова — это слова, словами были словами и останутся. Хоть печатные, хоть огненные.
— Ладно… А правда, кто ты?
— Ну какая тебе-то от этого польза? Да хоть конь в пальто! Ты ж меня всё равно не видишь.
— Ну мало ли, а вдруг демон, или призрак, или домовой…
— Ох, ну что вы люди — за люди такие! Вечно вам подавай всякую ерунду: кто, да что, да где, да когда. Как будто без этого уж и нельзя никак. Ты что, без этого говорить со мной не можешь?
— Могу… Но, вроде так принято… — начал я.
— Кем принято? Абсолютным большинством молчаливых голосов?
— Ну, я не знаю…
— А раз не знаешь — нечего тут! А то ишь, понимаешь, ведёт себя как будто там. А тут тебе — совсем даже не там!
— А там — это где?
— Где-где, в Караганде, разумеется! Вобщем, ты меня понял. А раз понял — это хорошо.
— Да ничего я не понял! — расстроился я.
— Понял-понял! А что недопонял — то потом допоймёшь.
— Вобщем так, — заторопился собеседник — заболтался я с тобой, а время-то казённое, оно ждать не любит. Я, значица, пошёл, а ты тут оставайся.
— Да куда я денусь, — ответил я.
— Денешься-денешься! — раздался голос деда уже издалека – Ещё как денешься! У тебя ещё всё впереди — вот увидишь!
— Ну-ну… — хмыкнул я, скользя глазами по улице. И вдруг что-то задержало мой взгляд, а сердце восторженно бухнуло в груди…

Комментарии

blogsiam