Особенности национальной(? хм!) борьбы с варезом…

  Комментариев к записи Особенности национальной(? хм!) борьбы с варезом… нет

В порядке оффтопика:
Вот тут довольно интересные фактики и теорийки приводят. Из жизни борцов с варезом. Как это происходит на самом деле
статеечка про особенности «громких побед» BSA и иже с ними.
Оказывается ..»неладно что-то в датском королевстве».


Сейчас наткнулся на грандиознейшую “антипиратскую” аферу, случившуюся в Евросоюзе в декабре прошлого-январе сего года, пока я ездил в Москву и болел, и, похоже, оставшуюся незамеченной российской публикой. Точнее, началась она года три назад, а вероятно и раньше, но сейчас случился очередная ее серия, в ходе которой выплыли на свет божий некоторые смачные детали.

Где-то в конце января началась очередная шумная полицейская кампания по разгону варезного подполья. С обысками конфискациями и арестами. Как это водится, неотьемлемой частью таких кампании бывает долговременная рекламно пропагандистская кампания различных “антипиратских” контор. Аналогичная кампания началась и здесь, продлилась несколько дней — а потом прекратилась, как обрезали. Дело в том, что “борцов с пиратством” на этот раз поймали за руку на горячем.

Схема аферы,

которая только за последний год проворачивалась как минимут трижды, примерно такова:

1) “Антипираты” получают контроль над одним из варезных ftp-серверов (имеется в виду не публичные сервера с прокисшим старым софтом с контрафактных компактов, а те, через которые варезные группы хвастаются друг перед другом результатами скоростного тырения еще-не-продающихся программ — тн. 0day warez. Впрочем, для дальнейшего большой разницы нет). Либо путем подкупа|запугивания оператора существующего сервера с репутацией, либо просто основывая свой сервер и выводя его “в люди” — см. 2)

2) Через этот сервер “антипираты” начинают методично закачивать свежий варез в окружающее пространство, раздавая его всем желающим. Добывать варез им, как лицам, тесно связанным с копирайт-картелями, разумееется несравненно проще, чем среднему варезному “дилеру”. Имеется некоторая неопределенность в том, передают ли правообладатели “антипиратам” софт сознательно, или последние действуют на свой страх и риск. В обоих случаях все дальнейшие обвинения с их стороны приобретают забавный характер, но по разному. Сервер, естественно, со временем становится весьма популярным и престижным.

3) При этом “антипираты” собирают координаты машин, активно у них скачивающих. IP-адреса далее переводят в имена и фамилии и, видимо, производят еще какую-то фильтрацию.

4) Все это время, разумеется, продолжается подготовка правоохранительных учреждений, чтобы они не подкачали в нужный момент. В новостях подробности не упоминаются, но по аналогии с действиями этих же контор в России, можно предположить, что в джентльменский набор входит “спонсорская помощь”, рассылка по отделениям “образцов лицензионной продукции”, организация всяческих “конференций” и “курсов” для полицейских, проводимых, преимущественно в субтропической зоне и прочие почти-легальные методы подкупа. Что говорится на этих конференциях, видимо уже не столь важно, хотя, судя по доносящимся до нас обрывкам, от оригинальности трактовок авторского права, да и права как такового, господами лекторами, у любого юридически подкованного человека волосы дыбом встают.

5) В какой-то, политически наиболее благоприятный момент, “антипираты” собирают списки из 3) и идут к копам из 4) с заявлением — мы дескать, расследовали и накрыли разветвленную международную пиратскую сеть, наносящую человечеству убытки на Миллионы! Миллиарды! Триллионы! долларов. Просим, дескать, произвести обыски и аресты по прилагаемому списку. В том же списке указывается, какой варез у кого следует искать. По закону, вообще-то требуется обычно привести хотя бы минимальные доказательства, но разве можно отказать таким лапочкам и душкам!

6) По результатам обыска большинство предсказанного “антипиратами” вареза находится на предсказанном месте. Что, учитывая 3), совсем неудивительно. Правда, с получением дальнейших доказательств преступной деятельности обычно возникают проблемы. То есть, конечно, имеется шанс напасть в ходе обысков на следы реальной, а не сфальсифицированной варезной сети, но в общем — это дело случая. Особенно если не знаешь, что искать — а откуда же полицейским это знать.

7) Полиция при этом обогащается на обширный парк конфискованного железа. Теоретически, после прекращения следствия эти “улики” должны быть возвращены хозяевам. Практически, наукой до сих пор не зарегистрировано ни одного случая, чтобы подозреваемый по “хакерской” или “пиратской” статье получил назад свою аппаратуру в целости и сохранности. В лучшем случае удается добиться через суд возвращения каких-то огрызков, весьма отдаленно напоминающих конфискованное.

8) На следующем этапе, якобы по результатам расследования, “антипираты” руками полиции с помпой грохают свой варезный сервер, желательно прихватив при нем какого-нибудь переспективного обвиняемого — другого, неосведомленного о махинациях оператора, или просто провайдера, у которого сервер хостился. Последний — будет главным (или, скорее, единственным) обвиняемым на суде (если до суда дойдет дело) и оправданием производимых обысков, арестов и конфискаций.

Некоторые комментарии

по поводу вышеприведенной схемы.

Во первых. Вопреки популярным слухам (распускаемым теми же “антипиратами”) обладание контрафактными экземплярами программ (варезом), будь то в виде CD|DVD, или в виде файлов на жестком диске, само по себе не является нарушением копирайта или чего бы то ни было. Равно как не является нарушением копирайта его получение, через Интернет или каким-то другим образом. Последнее, правда, настойчиво оспаривают некоторые американские адвокаты (по транному совпадению, состоящие на службе у RIAA), но Европа — не Америка, представления об Интернете, копирайте, и копирайте в Интернете у нас с ними существенно различные. Но, с другой стороны, наличие у человека копии неопубликованной проприетарной программы — вполне может рассматриваться как свидетельство противоправной деятельности в прошлом, или намерения вести таковую в будущем. В конце концов, пререлизы какой-нибудь Windows Vista на дороге не валяются, и просто так попасть к какому-нибудь шведскому студенту не могли. Но в данном случае варез был получен не от таинственной “международной пиратской сети, финансируемой мировым терроризмом”, а от самих же “антипиратов”, что последним — прекрасно известно.

Иными словами, действия “антипиратов” в данной ситуации квалифицируются не как “оперативная деятельность” (как заявляют последние, будучи поймаными) и не как “провокация” (как осторожно предполагают журналисты) — а как лжествидетельство и подделка доказательств. То есть — действия сами по себе уголовно наказуемые (хотя, как правило, не наказываемые).

Во вторых. Нетрудно заметить, даже по официальным победным реляциям “анттипиратов”, что отношения числа “антипиратский” налетов к числу таки действительно осужденных по результатом этих рейдов — мало. В ряде случаев — бесконечно мало. То есть никого так и не осуждают, дело разваливается еще до суда. Вышеприведенная схема показывает почему так происходит. Но целью проведения налетов для “антипиратов” вовсе не является уголовное преследование кого бы то ни буы. Цель — причинить руками полиции максимум вреда максимальному количеству людей до и без какого-либо судебного разбирательства.

Иными словами, цель антипиратских налетов — террор.

В третьих. Есть такой психологический феномен, известный как “комплекс Жеглова”. Готовность оправдать любое беззаконие, в особенности со стороны государственных чиновников, если оно направлено на “благую цель”. Я не считаю борьбу за копирайт такой уж благой целью, однако нельзя не заметить, что сами по себе эти аферы способствуют распространению вареза куда в большей степени, чем препятствуют.

Варезная сцена, если отбросить псевдокриминальный антураж, по своим мотивам и социальной структуре не так уж принципиально отличается от любого другого хобби, таких как альпинизм или коллекционирование марок. Цель хакерской группы — раздобыть редкий или ценный варез, чтобы хвастаться им перед другими такими же группами. Раздача вареза публике этому в принципе не противоречит, но первоочередной задачей не является, а стало быть — финансируется по остаточному принципу. Из карманных денег участников, которые не то чтобы очень велики. Видимо, какая-то часть активности финансируется изготовителями|торговцами пиратскими компактами, но вообще говоря, их заинтересованость в варез-сцене весьма ограничена. Торговцы контрафактом пиратят популярные готовые и массовые программы — то есть такие, которые им проще купить в ближайшей софтверной лавке, за куда меньшие деньги и с куда меньшим риском.

Мотивация же и возможности “псевдопирата” совершенно иные. Он имеет практически неограниченный доступ к неопубликованным проприетарным программам, которые ему ничего не стоят. Он имеет за собой финансовую поддержку десятка транснациональных корпораций. И он заинтересован в том, чтобы повязать связями с собой максимальное количество народу. Бюджет (а стало быть и размах деятельности) одного подставного сервера оказывается сравнимым с бюджетом всей остальной варез-сцены вместе взятой.

Иными словами задачей “охоты на хакеров” является не уменьшение количества гуляющего по сети контрафакта, а достижение каких-то иных целей, скорее всего — политических.

Комментарии

blogsiam